Право на физическую неприкосновенность

Статья 289. Право на личную неприкосновенность


| 1. Физическое лицо имеет право на личную неприкосновенность. Данная статья содержит общий запрет в отношении любых форм физического или психического давления на личность. Содержание права на личную неприкосновенность раскрывается в ч.

2 ст. 289 ГК:

«физическое лицо не может быть подвергнуто пыткам, жестокому, нечеловеческому или унижающему его достоинство обращению или наказанию»

В широком смысле «неприкосновенность» — это гарантия от посягательств со стороны любого.

Право на личную неприкосновенность характеризуется как право на личную безопасность, юридически обеспеченная возможность гражданина распоряжаться собой без помех, по своему усмотрению, и пресекать любые противоправные действия, ограничивающие личную свободу.

Указанному праву корреспондирует обязанность лиц, окружающих гражданина, не посягать на его личность путем физического, психологического, юридического и иного воздействия, если возможность такого воздействия прямо не предусмотрена . Нормативная основа для гражданско-правового регулирования неприкосновенности личности базируется на конституционном законодательстве. 2. Право на личную неприкосновенность охватывает право на психологическую и телесную (физическую) неприкосновенность.

Психологическая неприкосновенность предусматривает защищенность личности от угроз в ее адрес, запугивания, шантажа и других способов подавления ее воли. Телесная неприкосновенность означает, что лицу без его согласия нельзя причинить телесные повреждения, наносить удары, избиения, применять к ней пытки и пытки, наносить любым способом физической боли и применять силу, кроме случаев задержания преступника или при нахождении других лиц в состоянии необходимой обороны. Телесная неприкосновенность предусматривает также невозможность без согласия физического лица вмешиваться в процесс ее лечения, проводить медико-биологические эксперименты и принудительно брать донорскую кровь, органы и другие анатомические материалы из ее тела.

3. Статья 28 указывает на то, что никто не может быть подвергнут пыткам, жестокому, нечеловеческому или унижающему его достоинство обращению или наказанию. Ни один человек без его добровольного согласия не может быть подвергнут медицинским, научным или иным исследованиям.

Приведенная конституционная норма является воспроизведением положений, содержащихся в ст. 5 Всеобщей декларации прав человека (10 декабря 1948 p.), Статьях 7 и 10 Международного пакта о гражданских и политических правах (16 декабря 1966 г.), ст. С Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (4 ноября 1950 г.) и в ряде других международно-правовых актов.

Генеральная Ассамблея ООН 10 декабря 1984 приняла Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. Этот документ был подписан от имени Правительства СССР 27 февраля 1986 и ратифицирован 26 января 1987 Согласно ч.

1 ст. 1 Конвенции термин «пытки» означает любое действие, которым какому-либо лицу умышленно причиной сильный боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо, или с любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание вызываются государственными должностными лицами или другими лицами, которые выступают в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или с их молчаливого согласия. В этот срок не включаются боль или страдания, вызванные только законных санкций, неотделимы от этих санкций или таких, которые вызываются ими случайно.

Еще один международный акт, который регулирует эти вопросы в комплексе — это Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания, которая была подписана от имени Украины 2 мая 1996 г. в Страсбурге и ратифицирована Верховной Радой Украины Законом 24 января 1997 Главной целью разработки детальных процессуальных гарантий неприкосновенности физического лица является стремление реализовать презумпцию невиновности, право иметь адвоката, право на судебное обжалование любого решения о лишении свободы. Даже права лиц, нарушили закон, не должны подвергаться нарушений, все ограничения, которые к ним применяются, должны быть необходимыми и законными.

4. В части 3 ст. 280 ГК содержится положение, согласно которому наказание родителями (усыновителями), опекунами, попечителями, воспитателями малолетних детей и подопечных не допускается. В случае жестокого, аморального поведения физических лиц с несовершеннолетними детьми принимаются меры, предусмотренные законодательством.

Важно напомнить, что 20 ноября 1959 Генеральная Ассамблея ООН провозгласила Декларацию прав ребенка.

Основные принципиальные положения Декларации нашли в дальнейшем свое отражение в ряде международно-правовых актов.

Так, 27 сентября 1991 вступила в силу в Украине Конвенция по правам ребенка, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 г. Согласно ст. 19 настоящей Конвенции государства-участники принимают все необходимые законодательные, административные, социальные и просветительные меры с целью защиты ребенка от всех форм физического и психологического насилия, оскорбления или злоупотребления, за отсутствия заботы или при небрежном и грубом обращении и эксплуатации, включая сексуальное злоупотребление со стороны родителей, законных опекунов или любого другого лица, которая должна заботиться о ребенке.

Такие меры защиты прав ребенка включают различные формы предотвращения, выявления, сообщения, передачи на рассмотрение, расследования, лечения и т.

д. в связи со случаями жестокого обращения с ребенком, а также в случае необходимости начать судебную процедуру. Этом международно-правовому акту отвечают на сегодняшний день положение нового СК Украины, а именно статьи 7, 150, 164, 170таин.

5. В ч. 3 ст. 289 ГК содержится положение о том, что в случае жестокого, аморального поведения физического лица относительно другого лица, находящегося в беспомощном состоянии, применяются меры, установленные ГК и другим законом. Беспомощное состояние следует понимать как с точки зрения физической, так и психологической. 6. Физическое лицо имеет также право распорядиться относительно передачи после его смерти органов и других анатомических материалов его тела научным, медицинским или учебным заведениям, является одним из компонентов права на личную неприкосновенность (ч.

4 ст. 289 ГК). Если физическое лицо еще при жизни проявила свою волю по изъятию органов и других анатомических материалов из ее тела после смерти, то никаких трудностей на практике не возникает.

Но, если она не оставила такого распоряжения, то такое изъятие не допускается, кроме случаев, установленных законом. Такой вывод можно сделать из содержания ст.

290 ГК. В

«Основах законодательства Украины о здравоохранении»

приведены лишь некоторые положения относительно трансплантации органов и тканей, изъятых у донора.

Статья 47 «Основ» регулирует вопрос об изъятии и трансплантации органов и других анатомических материалов от донора к реципиенту, устанавливает условия и порядок применения трансплантации. Приказом Министерства здравоохранения Украины от 25 сентября 2000 г. № 226 утверждена Инструкция по изъятию органов из тела донора-трупа.
№ 226 утверждена Инструкция по изъятию органов из тела донора-трупа. Закон Украины

«О трансплантации органов и других анатомических материалов человека»

от 16 июля 1999 г.

Обеспечивает право физического лица на неприкосновенность и защиту своего достоинства при применении трансплантации и другой, связанной с ней деятельности. Закон определяет условия и порядок применения трансплантации как специального метода лечения, условия и порядок взятия гомотрансплантантив у доноров. Часть 4 ст. 289 ГК, по мнению специалистов, закрепляет частный случай распоряжения физической лицом своими органами и анатомическими материалами на случай своей смерти, предоставляя праву на личную неприкосновенность достаточно широкий смысл.

«Правовые позиции КС РФ по отдельным вопросам.

Право на свободу и личную неприкосновенность в уголовном судопроизводстве»

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИПРАВОВЫЕ ПОЗИЦИИ КС РФ ПО ОТДЕЛЬНЫМ ВОПРОСАМПРАВО НА СВОБОДУ И ЛИЧНУЮ НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬВ УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ ——————————— Настоящее информационно-тематическое собрание правовых позиций подготовлено Секретариатом Конституционного Суда Российской Федерации и не является исчерпывающим. Решения КС РФ, в которых содержатся правовые позиции, даны в хронологическом порядке.по состоянию на апрель 2020 года РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ». Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность.

Арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов.»Постановление от 3 мая 1995 года N 4-П/1995Пункт 5, абз. 1, 2:Конституционное право на свободу и личную неприкосновенность означает, что человек не может быть лишен свободы и заключен под стражу по произволу власти.

Вынесение постановления об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу всегда ущемляет право на свободу и личную неприкосновенность независимо от того, исполнено или не исполнено это решение.

Не только реальные ограничения, но и выявившаяся их опасность, прежде всего угроза потерять свободу, нарушают неприкосновенность личности, в том числе психическую, оказывают давление на сознание и поступки человека.В то же время как исполненные, так и реально не исполненные постановления о заключении под стражу могут быть незаконными, необоснованными.

Гарантией от таких произвольных ограничений свободы и личной неприкосновенности является право потребовать судебной проверки оснований для вынесения решений о заключении под стражу. Любой опасности ограничения свободы и личной неприкосновенности, в том числе при наличии законных оснований, должно противостоять право на судебное обжалование.Постановление от 13 июня 1996 года N 14-П/1996Пункт 4, абз.

1:[.] никто не может быть подвергнут произвольному аресту или содержанию под стражей, а также не должен быть лишен свободы иначе, как на основаниях и в соответствии с процедурой, которые установлены законом. Постановление от 27 июня 2000 года N 11-П/2000Пункт 2, абз.

4:По буквальному смыслу положений, закрепленных в , и Конституции Российской Федерации, право на получение юридической помощи адвоката гарантируется каждому лицу независимо от его формального процессуального статуса, в том числе от признания задержанным и подозреваемым, если управомоченными органами власти в отношении этого лица предприняты меры, которыми реально ограничиваются свобода и личная неприкосновенность, включая свободу передвижения, — удержание официальными властями, принудительный привод или доставление в органы дознания и следствия, содержание в изоляции без каких-либо контактов, а также какие-либо иные действия, существенно ограничивающие свободу и личную неприкосновенность.Постановление от 4 марта 2003 года N 2-П/2003[.] избыточное или неограниченное по продолжительности применение мер, связанных с ограничением прав, гарантированных Конституции Российской Федерации и пунктом 3 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, недопустимо, а решение об избрании меры пресечения, включая заключение под стражу и подписку о невыезде, может быть вынесено только при условии подтверждения достаточными данными, устанавливаемыми в соответствии с уголовно-процессуальным законом, оснований ее применения.Постановление от 22 марта 2005 года N 4-П/2005Пункт 3.3, абз.

4 — 6:Поскольку ограничение свободы и личной неприкосновенности возможно только по судебному решению, принимаемому судом в судебном заседании на основе исследования конкретных обстоятельств уголовного дела при условии обеспечения содержащемуся под стражей обвиняемому возможности довести до суда свою позицию, запрет на вынесение вне судебного заседания решения о применении заключения под стражу в качестве меры пресечения должен распространяться на все судебные решения — касающиеся как первичного избрания этой меры пресечения, так и сохранения содержания под стражей, избранного ранее.Конституционно-правовой смысл законоположений о судебной процедуре избрания заключения под стражу в качестве меры пресечения, выявленный Конституционным Судом Российской Федерации, определяет содержание и применение соответствующих норм Уголовно-процессуального Российской Федерации на всех судебных стадиях, включая производство в кассационном и надзорном порядке, а также новое рассмотрение дела судом первой инстанции после отмены обвинительного приговора, поскольку гарантии от произвольного или избыточного ограничения свободы и личной неприкосновенности должны обеспечиваться на любом этапе уголовного судопроизводства. И только по результатам рассмотрения — в условиях состязательности сторон и при обеспечении прав участников судопроизводства — вопроса о мере пресечения суд может принять решение об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или о продлении срока его действия. Это решение должно отражать исследованные в судебном заседании фактические обстоятельства вне зависимости от того, на какой стадии судопроизводства и в какой форме — в виде отдельного постановления (определения) или в качестве одной из составных частей постановления (определения), выносимого по иным вопросам (в том числе о назначении судебного заседания, об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое рассмотрение), оно принимается.Постановление от 06 декабря 2011 года N 27-П/2011Пункт 2, абз.

5:[.] всякое ограничение или лишение права на свободу и личную неприкосновенность в связи с необходимостью изоляции лица от общества, применяемой в виде меры пресечения в процессе судопроизводства либо в виде уголовного или административного наказания, должно обеспечиваться судебным контролем и другими правовыми гарантиями его справедливости и соразмерности, исходя из его законодательно установленных пределов.Постановление от 16 июля 2015 года N 23-П/2015Пункт 6, абз. 1:[.] при возвращении уголовного дела прокурору продление срока содержания обвиняемого под стражей, превышающего предусмотренный для стадии предварительного расследования предельный срок содержания под стражей, допускается лишь при сохранении оснований и условий применения данной меры пресечения, для обеспечения исполнения приговора и на устанавливаемый судом разумный срок, определяемый с учетом существа обстоятельств, препятствующих рассмотрению уголовного дела судом, и времени, необходимого для их устранения и обеспечения права обвиняемого на ознакомление с материалами уголовного дела, а также не исключают возможность применения предусмотренных законом средств компенсаторного характера в случае несоразмерно длительного содержания под стражей при обстоятельствах, связанных с необходимостью устранения препятствий рассмотрения уголовного дела судом.

Постановление от 22 марта 2018 года N 12-П/2018Пункт 2, абз. 1:[.] принадлежащее каждому от рождения право на свободу и личную неприкосновенность, относящееся к числу основных прав человека, воплощает наиболее значимое социальное благо, которое предопределяет недопустимость произвольного вмешательства в сферу автономии личности и создает условия как для демократического устройства общества, так и для всестороннего развития человека. Ограничения права на свободу и личную неприкосновенность возможны лишь в определенных Российской Федерации целях, в установленном законом порядке, на основе критериев разумности и соразмерности, только если эти ограничения отвечают требованиям справедливости, являются адекватными, пропорциональными и необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей, не затрагивают само существо данного права и могут быть оправданы публичными интересами, перечисленными в Конституции Российской Федерации (защита основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечение обороны страны и безопасности государства).Пункт 5, абз.

2:Федеральный законодатель вправе в рамках предоставленной ему дискреции при регулировании уголовного и уголовно-процессуального законодательства (, Конституции Российской Федерации) — исходя из необходимости обеспечения баланса частных и публичных интересов и принимая во внимание наличие в Уголовном Российской Федерации таких альтернативных лишению свободы наказаний, как обязательные работы, ограничение свободы и принудительные работы (, и ), — принять меры для дальнейшей дифференциации системы мер пресечения, применяемых при производстве по уголовному делу, с учетом требования соразмерности содержания мер процессуального принуждения тяжести подозрения, обвинения, выраженной в том уголовном наказании, которое в соответствии с законом может быть назначено приговором суда.Постановление от 24 мая 2018 года N 20-П/2018 Пункт 4, абз.

2:[.] понятие «лишение свободы», имея по своему конституционно-правовому смыслу автономное значение, охватывает собой любые вводимые в отраслевом законодательстве ограничения — будь то санкция за правонарушение или принудительные меры обеспечительного характера, если они фактически влекут лишение свободы, а потому они должны отвечать критериям правомерности, производным от предписаний Конституции Российской Федерации и статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, составляющих нормативную основу допустимого лишения свободы; тем самым гарантии права на свободу и личную неприкосновенность распространяются не только на непосредственно указанные в Конституции Российской Федерации арест, заключение под стражу и содержание под стражей, которые допускаются только по судебному решению, но и на все другие виды лишения свободы [.].——————————————————————

Право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени

Статья 23 (часть 1) Конституция РФ провозглашает: «1. Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.».

Статья 24 Конституции РФ провозглашает: «1. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

2. Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.». Право человека на неприкосновенность частной жизни является естественным правом человека, одним из основных конституционных прав, которое принадлежит человеку от рождения и неотчуждаемо. Оно является одним из международных стандартов в области прав человека, который получил свое закрепление в ст.

12 Всеобщей декларации прав человека (1948 г.), и ст. 17 Международного пакта о гражданских и политических правах (1966 г.) и ряде других международно-правовых актов. Отличительной особенностью права на неприкосновенность частной жизни является его психологичность и индивидуальность. Каждый человек по-своему определяет то, что относится к его частной жизни.
Каждый человек по-своему определяет то, что относится к его частной жизни.

Объектом защиты права являются достоинство человека, мысли и чувства, его внутренний мир. Таким образом, под частной жизнью понимается физическая и духовная сфера, которая контролируется самим человеком, свободна от внешнего воздействия, это семейная и бытовая сфера человека, сфера его общения, отношение к религии, внеслужебные занятия, увлечения и иные сферы отношений, которым сам человек не желает придавать гласность, если этого не требует закон. Право на неприкосновенность частной жизни включает следующие моменты: Неприкосновенность семейной жизни — это ограничения на вмешательство в семейные дела, в личные отношения с другими людьми.

Личная и семейная тайна являются одним из элементов частной жизни.

К личной и семейной тайне можно отнести тайну усыновления, тайну частной жизни супругов, личные имущественные и неимущественные отношения, существующие в семье и другие сведения. Право на личную и семейную тайну означает, что член семьи может требовать неразглашения соответствующих сведений, а также распоряжаться соответствующей информацией по своему усмотрению либо с согласия других членов семьи. В процессе жизни человека различные люди на законных основаниях получают информацию об определенных сторонах его частной жизни.

Среди них врачи, адвокаты, нотариусы, работники правоохранительных органов, священнослужители и т.д.

На основании этого в законодательстве закреплены различные требования к сохранению в тайне информации о частной жизни граждан. Так, врачебную тайну составляет информация о факте обращения граждан за медицинской помощью, состоянии здоровья гражданина, диагнозе его заболевания и иные сведения, полученные при его обследовании и лечении. Нотариус обязан хранить в тайне сведения, которые стали ему известны в связи с осуществлением его профессиональной деятельности.

При рассмотрении определенных категорий гражданских дел их разбирательство также может носить закрытый характер, в частности, по делам об усыновлении (удочерении) ребенка, а также по ходатайству лица в целях сохранения охраняемой законом тайны, неприкосновенности частной жизни (ст.10 Гражданского процессуального кодекса РФ).

Неприкосновенность жилища — охраняет от вторжения на личную территорию. В числе прочего, это право включает защиту от неправомерного разрушения жилища, беспокоящих действий, в том числе от беспокоящего воздействия окружающей среды.

Неприкосновенность коммуникаций — право на установление коммуникаций с другими лицами без вмешательства и цензуры. Защищает от посягательства на все средства коммуникации (почта, телефон, телеграф, электронная почта, Интернет) и включает право на собственно физическую неприкосновенность сообщений (чтобы телефонный разговор не прерывался и письма доходили нераспечатанными и по назначению). Информационная неприкосновенность — налагает запрет на разглашение информации о личности: личных и семейных тайн, любой информации, которая сокрыта от посторонних и характеризует личность человека, может, так или иначе, затрагивать его внутренний мир, отношения с другими людьми, а также персональных идентификационных данных человека.

В статье 24 Конституции РФ в развитие данного права закреплено, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. Согласно Федеральному закону «О персональных данных» обработка персональных данных, в том числе и сведений о частной жизни лица, включая их сбор, систематизацию, накопление, хранение, уточнение, использование, распространение, может осуществляться только с согласия субъекта персональных данных. При этом операторы персональных данных и третьи лица, получающие доступ к персональным данным, должны обеспечивать конфиденциальность таких данных.

В случае наличия данных о частной жизни лица, а также иной информации, затрагивающей права и свободы человека и гражданина, у органов государственной власти и местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с соответствующими документами и материалами, если иное не предусмотрено законом.

Частная жизнь, личные и семейные тайны охраняются законом. В ряде законодательных актов устанавливаются гарантии защиты этих прав: тайна усыновления (ст. 139 СК РФ, ст. 155 УК РФ); тайна исповеди (Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях»); тайна денежных вкладов, тайна завещания и т.д.

Уголовный кодекс РФ устанавливает уголовную ответственность за: разглашение тайны усыновления против воли усыновителя (ст. 155); разглашение данных предварительного следствия и дознания, если соответствующий участник процесса был предупрежден об этом (ст. 310 УК РФ); нарушение неприкосновенности частной жизни (ст.

137 ); нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений граждан (ст.

138 УК РФ); нарушение неприкосновенности жилища — незаконный обыск, незаконное выселение и иные нарушения этого права (статья 139 УК РФ). Уголовно-процессуальный кодекс РФ ограничивает возможности следственных органов при вторжении в частную жизнь человека — все эти действия могут осуществляться в четко указанных случаях и только с санкции прокурора.
Уголовно-процессуальный кодекс РФ ограничивает возможности следственных органов при вторжении в частную жизнь человека — все эти действия могут осуществляться в четко указанных случаях и только с санкции прокурора.

Лица, проводящие следственные действия (в частности, обыск), обязаны принимать меры к тому, чтобы не были оглашены выявленные в ходе этих действий обстоятельства частной жизни лиц, их личная или семейная тайна. В соответствии со ст. 86 Трудового кодекса РФ работодатель не имеет права получать и обрабатывать данные работника о его политических, религиозных и иных убеждениях и частной жизни без его письменного согласия, если это не связано с трудовыми отношениями.

Защита чести и доброго имени гражданина осуществляется посредством требования в судебном порядке опровержения порочащих его честь и достоинство сведений. Граждане также обладают правом требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных распространением порочащих их честь и достоинство сведений (ст. 152 Гражданского кодекса РФ).

Дата публикации: 21.03.2013 г. Дата изменения: 05.05.2019 г.

Статья 23 Конституции РФ

1.

Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

2. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения. 1. Комментируемая статья 23 КРФ регламентирует одно из личных конституционных прав человека.

Все они имеют нечто общее в виде структуры института личных прав и свобод, предполагающей совокупность ряда элементов.

Первый из них обеспечивает физическую неприкосновенность человека, второй — духовную неприкосновенность, а также его честь и достоинство, третий — это неприкосновенность частной и семейной жизни*(234). Общей характеристикой всех личных прав является присутствие в их содержании такого важнейшего компонента, как «неприкосновенность». Неприкосновенность означает, что отношения, возникающие в сфере частной жизни, не подвергаются интенсивному правовому регулированию.

Баглай М.В. считает, что частную жизнь составляют те стороны личной жизни человека, которые он в силу своей свободы не желает делать достоянием других.

Это своеобразный суверенитет личности, означающий неприкосновенность ее «среды обитания»*(235).

Романовский Г.Б. полагает, что частная жизнь охватывает круг неформального общения, вынужденные связи (с адвокатами, врачами, нотариусами и т.д.), собственно внутренний мир человека (личные переживания, убеждения, быт, досуг, хобби, привычки, домашний уклад, симпатии), семейные связи, религиозные убеждения*(236). С точки зрения ГК , а одним из принципов гражданского законодательства является .

В Определении КС РФ от 09.06.2005 N 248-О содержится определение того, что из себя представляет право на неприкосновенность частной жизни: оно означает предоставленную человеку и гарантированную государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера.

В понятие «частная жизнь» включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если она носит непротивоправный характер.

Однако, как указал Европейский Суд по правам человека,

«основная цель статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод состоит в защите отдельного лица от своевольного вмешательства государственных властей»

. Определяя меру наказания в виде лишения свободы за совершенное преступление, государство не оказывает самовольное вмешательство в частную жизнь гражданина, а лишь выполняет свою функцию по защите общественных интересов (постановление от 28.05.1985

«Абдулазис, Кабалес и Балкандали против Соединенного Королевства»

). Право на неприкосновенность частной жизни с точки зрения его нормативного содержания означает неприкосновенность личных и семейных тайн, чести и доброго имени человека, а также тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

Все компоненты права на неприкосновенность частной жизни образуют, по мнению Петрухина И.Л., некое единство — комплексный правовой институт, состоящий из норм различных отраслей права. Неприкосновенность частной жизни — непрерывно поддерживаемое состояние, в котором реализуется правовой статус гражданина в этой сфере жизнедеятельности*(237). Если представить право на частную жизнь граждан как совокупность гарантированных им тайн, то среди них можно различать тайны личные (никому не доверенные) и тайны профессиональные (доверенные представителям определенных профессий для защиты прав и законных интересов граждан).

В этом смысле к личным тайнам следовало бы отнести тайну творчества и общения, тайну семейных и интимных взаимоотношений, тайну жилища, дневников, личных бумаг, тайну почтово-телеграфной корреспонденции и телефонных переговоров. Профессиональные тайны — это медицинская тайна, тайна судебной защиты и представительства, тайна исповеди, тайна усыновления, тайна предварительного следствия, тайна нотариальных действий и записей актов гражданского состояния*(238). Комментируемая норма статьи 23 Конституции Российской Федерации о праве на неприкосновенность частной жизни и личную тайну была применена Конституционным Судом РФ при рассмотрении запроса Лангепасского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа о проверке конституционности п.

2 ст. 14 Федерального закона «О судебных приставах» (Постановление КС РФ от 14.05.2003 N 8-П*(239)).

Позиция заявителя состояла в том, что положения указанного Закона, уполномочивающие судебного пристава-исполнителя истребовать в банке справки о составляющих банковскую тайну вкладах физических лиц без запроса (согласия) суда, нарушают конституционные права клиентов банков на неприкосновенность частной жизни и личную тайну (ч. 1 ст. 23 Конституции РФ) и вступают в противоречие с положениями иных федеральных законов.

Конституционный Суд пришел к выводу о том, что из конституционных гарантий неприкосновенности частной жизни, личной тайны и недопустимости распространения информации о частной жизни лица без его согласия вытекают как право каждого на сохранение в тайне сведений о его банковских счетах и банковских вкладах и иных сведений, виды и объем которых устанавливаются законом, так и соответствующая обязанность банков, иных кредитных организаций хранить банковскую тайну, а также обязанность государства обеспечивать это право в законодательстве и правоприменительной практике. Тем самым Конституция определяет основы правового режима и законодательного регулирования банковской тайны как условия свободы экономической деятельности, вытекающей из природы рыночных отношений, и гарантии права граждан на свободное использование своего имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, а также как способа защиты сведений о частной жизни граждан, в том числе об их материальном положении, и защиты личной тайны. Институт банковской тайны по своей природе и назначению имеет публично-частный характер и направлен на обеспечение условий для эффективного функционирования банковской системы и гражданского оборота, основанного на свободе его участников; одновременно данный институт гарантирует основные права граждан и защищаемые Конституцией интересы физических и юридических лиц.

Исходя из этих конституционных гарантий, банковская тайна обеспечивает охрану сведений, разглашение которых может нарушить права клиента, а пределы возложенной на банк обязанности хранить банковскую тайну определяются законом. Федеральный законодатель вправе возложить на банк, иную кредитную организацию обязанность по предоставлению государственным органам и их должностным лицам сведений, составляющих банковскую тайну, только в пределах и объеме, необходимых для реализации указанных в Конституции целей, включая публичные интересы и интересы других лиц. Кроме того, федеральный законодатель вправе установить в законе как круг и полномочия органов, на которые возложено осуществление публичной функции исполнения решений судов, так и соответствующие этим полномочиям обязанности других органов и организаций.

Итоговый вывод, к которому пришел Суд, состоит в том, что оспариваемые положения не противоречат Конституции в том конституционно-правовом смысле, который выявлен Судом исходя из его нормативного единства с положениями п.

2 ст. 12 того же Федерального закона, и в той мере, в какой ими предусматривается право судебного пристава-исполнителя в связи с исполнением постановления суда запрашивать и получать в банках, иных кредитных организациях необходимые сведения о вкладах физических лиц в таком размере, который требуется для исполнения исполнительного документа, и в пределах, определяемых постановлением суда, а банк, иная кредитная организация обязаны предоставить такие сведения в пределах задолженности, подлежащей взысканию согласно исполнительному документу.
2 ст. 12 того же Федерального закона, и в той мере, в какой ими предусматривается право судебного пристава-исполнителя в связи с исполнением постановления суда запрашивать и получать в банках, иных кредитных организациях необходимые сведения о вкладах физических лиц в таком размере, который требуется для исполнения исполнительного документа, и в пределах, определяемых постановлением суда, а банк, иная кредитная организация обязаны предоставить такие сведения в пределах задолженности, подлежащей взысканию согласно исполнительному документу.

В Определении КС РФ от 14.07.1998 N 86-О

«По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «

Об оперативно-розыскной деятельности» по жалобе гражданки И.Г. Черновой»*(240) была сформулирована правовая позиция, в силу которой осуществление оперативно-розыскных мероприятий, в том числе наблюдения (предполагающего при современном уровне развития техники наблюдение за тем, что происходит в жилище гражданина и без проникновения в жилище), возможно лишь в целях выполнения задач и при наличии оснований, предусмотренных федеральным законом, а также соответствующего судебного решения.

Следовательно, Закон об ОРД не допускает сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни проверяемого лица, если это не связано с выявлением, предупреждением, пресечением и раскрытием преступлений, а также выявлением и установлением лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, и другими законными задачами и основаниями оперативно-розыскной деятельности. При этом согласно абз. 4 ч. 7 ст.

5 данного Закона органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается разглашать сведения, которые затрагивают неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, честь и доброе имя граждан и которые стали известными в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий, без согласия граждан, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами (в данном случае, если они относятся к преступному деянию).

Кроме того, оспариваемое положение ч. 1 ст. 6 следует рассматривать, отметил Конституционный Суд, в единстве с предписанием ч.

2 ст. 8 о том, что проведение оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционное право граждан на неприкосновенность жилища, допускается на основании судебного решения и при наличии информации: о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно; о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно; о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ. Как следует из ч. 2 ст. 8, при проведении любых оперативно-розыскных мероприятий, в том числе наблюдения, конституционное право гражданина на неприкосновенность жилища не может быть ограничено без судебного решения.

В Определении от 19.06.2007 N 483-О-О Конституционным Судом был сделан вывод о том, что закрепление в ст.

61 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан особого правового режима информации, содержащей врачебную тайну, и специального порядка ее предоставления (в том числе путем ее истребования органами дознания, предварительного следствия, прокурором или судом по собственной инициативе либо по ходатайству сторон) не исключает возможность получения данной информации как непосредственно самим гражданином, которого она касается, так и его представителем (защитником). Предоставление указанным лицам такой возможности обеспечивается положениями не только названной статьи Основ, но и ст.

31. Создание и широкое применение компьютеризированных баз данных о гражданах государственными и частными организациями приводит к эволюции конституционного права на неприкосновенность частной жизни. Обнаруживаются новые аспекты частной жизни. Информационный аспект становится преобладающим, что означает постепенный переход защиты частной жизни путем признания конституционного права на информационную неприкосновенность.
Информационный аспект становится преобладающим, что означает постепенный переход защиты частной жизни путем признания конституционного права на информационную неприкосновенность. Данные, получаемые в ходе переписи населения, ведения налоговыми органами учета расходов частных лиц, данные регистрационного учета являются необходимыми мерами вторжения в сферу частной жизни.

Все эти меры необходимо осуществлять в определенных публичных целях при условии государственных гарантий по защите конфиденциальности собранной информации. Право на защиту информации о частной жизни (право на информационное самоопределение) не относится к классическим основным правам.

Оно получило свое развитие в течение последних трех десятилетий, в основном в судебных процессах в странах Западной Европы. Вместе с ч. 1 ст. 23 Конституции, закрепляющей право каждого на неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны, защиты своей чести и доброго имени, .

Право на информационное самоопределение в рамках основного права на неприкосновенность частной жизни охватывает личную информацию в той мере, в какой она не защищена тайной переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ч.

2 ст. 23 Конституции) или правом неприкосновенности жилища ()*(241). В настоящее время правовая основа защиты персональных данных в России стала приобретать ясные очертания, формируясь по двум направлениям.

Принято специализированное законодательство, которое содержит правовые нормы, гарантирующие неприкосновенность частной жизни и регулирующие сферу защиты персональных данных.

К специализированному законодательству относятся такие правовые акты, как Федеральный закон от 27.07.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных», Закон об информации, информационных технологиях и защите информации, Указ Президента РФ от 06.03.1997 N 188, утверждающий «Перечень сведений конфиденциального характера», и др.

Информацией персонального характера являются также сведения о вкладах и счетах граждан в банках. Гражданское законодательство рассматривает в качестве информации о счетах и вкладах граждан сведения о наличии счета (вклада) в конкретной кредитной организации, владельце счета, произведенных операциях по счету. Такие сведения содержатся в первичных документах (платежных поручениях и т.п.), кассовых документах, различных ведомостях, выписках со счетов, причем в выписке из корреспондентского счета отражаются сведения в отношении всех клиентов банка за определенный период времени по всем операциям банка (порядковый номер операции, сальдо по счету, номер счета клиента, суммы платежа, ссылки на платежное поручение).

С учетом того, что эта информация носит персональный характер, законодатель установил специальный правовой режим банковской тайны. В соответствии с банки гарантируют тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте.

Проверяя конституционность , Конституционный Суд в Определении от 19.01.2005 N 10-О*(242), выявив конституционно-правовой смысл оспоренных нормативных положений, пришел к выводу, что выемка документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях, которая осуществляется в рамках следственных действий, проводимых в ходе уголовного судопроизводства, допустима, если эта информация имеет непосредственное отношение к обстоятельствам конкретного уголовного дела; выемка документов не должна приводить к получению сводной информации о всех клиентах банка; вынося постановление о возбуждении перед судом ходатайства о производстве выемки или обыска с целью изъятия документов о вкладах и счетах в банке или иной кредитной организации, следователь не вправе запрашивать информацию о счетах и вкладах, если такая информация не связана с необходимостью установления обстоятельств, значимых для расследования по конкретному уголовному делу, а кредитные организации, в свою очередь, не обязаны в этих случаях передавать органам следствия соответствующую информацию. Конституционное право на защиту чести и доброго имени рассматривается Судом в качестве самостоятельного основного права (см. Определение КС РФ от 27.09.1995 N 69-О*(243)).

Несмотря на то что право на неприкосновенность частной жизни предусмотрено в ч.

1 ст. 23 Конституции вместе с конституционным правом на защиту чести и доброго имени, нельзя полагать, что Конституция гарантирует защиту чести и доброго имени человека лишь в связи с охраной его частной жизни. Гарантией конституционного права на защиту чести и доброго имени является норма . В двух своих решениях — в Определении от 27.09.1995 N 69-О и Определении от 08.04.2003 N 157-О *(244) — Конституционный Суд сформулировал правовую позицию, в силу которой реализация гражданами одних конституционных прав не должна блокировать осуществление других конституционных прав и, соответственно, реализация гражданином конституционного права на защиту чести и доброго имени не препятствует ему направлять сообщение о совершенном преступлении в порядке осуществления конституционного права на обращение в государственные органы, что и должны гарантировать суды общей юрисдикции.

, определяющая порядок реализации конституционного права на защиту чести и доброго имени, находится в общей системе конституционно-правового регулирования, а потому суды общей юрисдикции при ее применении вправе и обязаны обеспечивать баланс названного конституционного права и права на личное обращение в государственные органы () — с учетом того, что . Носителями конституционного права на защиту доброго имени могут быть не только граждане, но и юридические лица частного права (см.

Определение КС РФ от 04.12.2003 N 508-О*(245)). 2. Конституционное право на тайну индивидуальных сообщений охватывает все виды коммуникаций между индивидами*(246).

Одной из основных гарантий права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений является общая конституционная обязанность государства, состоящая в признании и защите прав и свобод человека и гражданина ().

Во исполнение этой обязанности приняты Федеральный закон от 17.07.1999 N 176-ФЗ «О почтовой связи» (в ред. от 14.07.2008) и Федеральный закон от 07.07.2003 N 126-ФЗ «О связи» (в ред.

от 29.04.2008). Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 31.10.1995 N 8

«О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»

(в ред.

от 06.02.2007) обратил внимание судов на то, что результаты оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничением конституционного права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также с проникновением в жилище против воли проживающих в нем лиц (кроме случаев, установленных федеральным законом), могут быть использованы в качестве доказательств по делам лишь тогда, когда они получены по решению суда на проведение таких мероприятий и проведены следственными органами в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством. Согласно ст. 23 Конституции России ограничение права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений допускается только на основании судебного решения, а в соответствии со ст. 25 проникновение в жилище против воли проживающих в нем лиц возможно не иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.

Исходя из этого и учитывая, что Конституция имеет высшую юридическую силу и прямое действие, Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 24.12.1993 N 13

«О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и «

(в ред. от 06.02.2007) рекомендовал верховным судам республик, краевым, областным судам, судам городов федерального значения, судам автономной области и автономных округов, окружным (флотским) военным судам принимать к своему рассмотрению материалы, подтверждающие необходимость ограничения права гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

Районные суды и гарнизонные военные суды не могут отказать в рассмотрении таких материалов в случае представления их в эти суды.